Вернуться назад

Полный текст интервью газете "Возглас".

Записала Мария Андронова.

Вы давно пишете стихи, песни ,награждены двумя медалями "Всенародное покаяние", медалью за вклад в русскую культуру. Какая тема для Вас наиболее близка на сегодняшний день? О чем бы Вы сегодня хотели поговорить со зрителем ?

Наиболее близко для меня то, что русское сознание всегда было глубоким, всегда было устремлено выше земного порога, как бы стремящимся в небеса, выше земного корыта, каким бы грешным не был человек. Ему было не свойственно чрезмерное веселье, и скажем легкость в мыслях, которая сейчас очень агрессивно внедряется и заполонила практически все информационное пространство. Причем настолько за 20 лет открытого существования церковной жизни это внедрилось, что мы стали, стеснятся быть задумчивыми, мы стали стесняться грустить. Нам навязано, как обязательство, что человек должен быть весел, он должен по жизни скользить, и что не дай Бог, не обременить никого своими «проблемами». Из этого вытекает очень многое. Как бы мы не старались, конечно, человек всегда ищет какой-то опоры, и это правильно, но найти абсолютно комфортное существование верующему в этом земном мире все равно невозможно. Невозможно закрывать глаза на серьезные, глубокие вопросы и просто укрываться в православную норку. Поэтому душа русского человека она, понимаете, не может быть самоуспокоена, к чему нас призывает весь окружающий мир. И надо сказать, что на очень многих это действует. Т.е. я в первую очередь говорю о той памяти, которую мы должны нести, о подвиге, который совершили новомученики и исповедники российские. О том, что произошло в России в двадцатом веке. Без этой платформы мы не будем иметь силы противостоять натиску последующих испытаний. Это не значит, что нужно туда погружаться, бить себя в грудь, проливать слезы, это значит, что вот для этих тем необходимо творческое и молитвенное преодоление, постоянное живое соединение с теми, кто понес подвиг в двадцатом веке - это первое. Второе, о чем я хотела бы сказать - всегда, когда человек приходит на мой концерт, мне хочется вот этого измученного современными тяготами человека утешить. Мне хочется, чтобы наши сердца узнали друг – друга и взаимно умягчились, но не через поверхностное истолкование жизни, а в том числе, через погружение в глубины души. Мне хочется сказать этому человеку, напомнить о красоте нашей земли, о красоте нашей родины, о красоте души и о ее немощи, и хочется сделать это как можно более искренне и сердечно. Из сердца в сердце.

Ваша книга называется "Поэтам железного века" С кем из них у Вас наиболее близкая духовная связь, преемственность в творчестве?

Сейчас я могу назвать двух поэтов двадцатого века, которых я и называю «поэтами железного века» - это Анна Андреевна Ахматова и Борис Пастернак. Как ни странно, к ним я еще присовокупила бы Александра Вертинского, но это совершенно особый разговор (улыбается). Для меня очень важна, не только часть творчества какого-то поэта, но и вся его жизнь. Мне кажется, что для того, чтобы писать так, как писала Ахматова, так вырости, как выросла она, сквозь скорби двадцатого века в такую мощную фигуру, и оставить нам такое исповедническое наследие, иначе я не могу назвать, наследие, которое оставил нам Пастернак, сделать такую удивительную работу с русским словом, которую проделали они, можно только проживя такую жизнь, какую прожили они. При ошибках и падениях, которые свойственны любому человеку, и Анна Андреевна и Борис Леонидович, явили особый подвиг прохождения этой земной жизни, принятия ее в полноте и до самого конца. Поэтому, то, что писали они оба, особенно то, что писали во второй половине своей жизни, это поздний Пастернак, это Ахматова времён «Реквиема» и военного цикла «Мужество» - вот это драгоценные жемчужины русской поэзии, потому что в них все слитно, потому что это было такое противостояние торжествующему тогда злу, противостояние торжествующей кривде и несение до конца человеческого достоинства. И в конце жизни, совершенно ясно видно, что и Ахматова, и Пастернак, всегда соотносили себя, свои творческие делания,сообразовывали, сверяли с Божьим замыслом. Так можно сказать - крупно и серьезно. Поэтому я всегда нахожу чему радоваться у них, я всегда нахожу чему удивиться и чем напитать свою душу у этих поэтов.

-а в вопросе о преемственности в творчестве, я так поняла, что вам близки оба поэта?

Да-да, это именно так. Хотя мне нравятся многие поэты, но у каждого что-то отдельно, а здесь меня поражает именно это единство творческого преодоления жизненного пути.

Сейчас такое время, когда перед людьми русской культуры стоит выбор. Как Вы относитесь к тому что некоторые известные актеры, музыканты, объявляя себя воцерковленными православными людьми, подписывают обращение фактически поддерживающее панкмолебен в храме Христа Спасителя или, например, актер Дюжев сыграл роль беременного мужчины? Как это может сочетаться с истинным творчеством и с православным мировоззрением?

По поводу самого этого панк-молебна, конечно не хотелось даже думать на эту тему, но к сожалению, приходится. У Сергея Нилуса в книге «На берегу Божьей реки» описан такой случай, что незадолго до революции 1917 года в Оптиной пустыни, во время службы в храм, зашел голый человек, поднялся на амвон, зашел в царские врата и сел на престол. Конечно, все окружающие оторопели, но что было дальше, если хотите, прочитайте. Оптинскими отцами это было истолковано, как серьезное знамение, как некое предупреждение, грядущих событий. То, что произошло, как мне кажется, имеет два вывода, открывает две проблемы. Первое – это то, что за время существования нашей церкви вне открытых гонений, мы пришли видимо к какой-то духовной расслабленности, мы не ожидаем, что на наши святыни кто-то может покуситься, и мы не готовы их защищать. Я знаю, что, когда подобный случай произошел в дореволюционной России, то верующие крестьяне просто не дали этому совершиться, они вытащили этих людей из храма. Вот посмотрите, ведь если на улице на вашего ребенка нападают при вас, то первое ваше действие какое? Вы броситесь его защищать. Почему же никто не защитил это бьющееся сердце России, это место, где совершается литургия. А состояние тех, кто является сегодня представителями культуры? Мы еще не настолько укоренились в православии, мы в нем не рождены, наши отцы и матери в нем не рождены, как это было, скажем, до революции. Но искушения сегодняшнего времени, они очень похожи, на то, что было в десятых годах двадцатого столетия, когда интеллигенция, и художественная интеллигенция особенно, искушалась всеми видами ярких и услаждающий пороков, и сама принимала в них участие. Мне не хочется думать, как говорил Аркадий Мамонтов в своей передаче, что тем, кто подписал подобное письмо, были заплачены деньги. Я не хочу в это верить, потому что я уважаю Юрия Шевчука, мне очень нравится то, что делает Евгений Миронов, но не нужно забывать, как говорят святые отцы: «Невинность-это добродетель, а наивность это грех.» В происшедшем невозможно не видеть заокеанскую режиссуру, невозможно не видеть, что этот спектакль был просчитан от самого начала, до реакции публики, и не только осуществлён, но и оплачен. У этих девушек совершенно нет никакого раскаяния, они смеются в лицо тем, кто их обвиняет. Нуждались ли они в таком письме в их защиту? Не один ли это, из просчитанных ходов, в сценарии мероприятия? Поэтому, подписывать такое письмо - дело совести и ответственности каждого, и может быть не мне, скромной служительнице русского слова, русской культуры говорить об этом, актер Дюжев – искренний человек, прекрасно сыгравший роль монаха в фильме «Остров». Но нужно помнить, что потом претерпела интеллигенция начала двадцатого века, какие огненные скорби она прошла. С лукавым заигрывать нельзя. И не надо забывать, что сказал в Евангелии Господь: «Кто откажется от меня перед людьми, от того я откажусь перед Отцом моим Небесным.»

Какие у Вас творческие планы? Что нового Вам удалось сделать в этом году?

Большой радостью, в уходящем году, для меня явился фильм телевизионного информационного агенства Белорусской православной церкви - «Пространство песни» . Это фильм-концерт, который сняла режиссер Людмила Панкратова. Это удивительно талантливое сотворчество. То, как я сама увидела бы мои песни, если бы изъяснялась не словами, а языком видео образов. Мы собираемся сделать презентацию этого фильма в Доме Кино 27го января. Фильм смотрится на едином дыхании. Второе- это то, что мы выпустили фильм-концерт «И образ мира в слове явленный», который основан на стихах Бориса Пастернака, которые просто считаю исповеданием веры. Главная его тема – преемственность работы с русским словом. Третье - начинаем работу над авторскими поездками, посвященными новомученикам и исповедникам российским. У меня накопилось около 20ти стихов и песен посвященных нашим дорогим небесным заступникам и нашей кровной родне. Я давно хотела сделать программу по ним, пока оно воплощается вот в такой паломнической авторской поездке, которая будет начинаться от Новоспасского монастыря, затем полигон Бутово, поклонение Бутовским святыням, и заканчивается в селе Вельяминово у иконы, Казанской Божьей Матери, которая чудесным образом преобразилась на стекле в этом храме.

Что пожелаете нашим читателям?

Самое главное, наверное, я бы пожелала внутренней свободы от того, что нам навязывает сейчас окружающее информационное пространство. И, конечно, мирной совести.

Где можно приобрести ваши диски?

В лавках Новоспасского, Сретенского монастырей, на подворье Троице Сергиевой Лавры, на православных ярмарках.